Развод родителей как причина детской психологической травмы

Статистика говорит о том, что в большинстве развитых стран мира, в том числе и в России, примерно каждый второй брак заканчивается разводом.

Конечно, развод – тяжёлое травмирующее переживание и для взрослых. Однако больше всего страдают от разводов родителей их дети.

Почему это так? Что происходит во внутреннем мире ребёнка, если брак его папы и мамы распался? И как это может сказаться на его последующей жизни?

История Саши

Когда Саше было 10 лет, её родители разошлись. Задолго до этого, примерно в течение года, они регулярно ссорились, не пытаясь скрыть это от единственной дочери. После официального развода отцу и матери Саши пришлось ещё некоторое время жить вместе, так как им не удавалось разъехаться. Затем мама с Сашей переехали в большой город.

Сейчас Саше 32 года. Она не замужем, у неё нет детей. Часто находится в беспричинно угнетённом состоянии, близком к депрессии. Мало общается с людьми, несмотря на то, что очень привязана к своим немногочисленным друзьям. Однако и друзей она месяцами избегает, не отвечая на звонки и письма. Очень мнительна: ей кажется, что она может помешать, побеспокоить. Часто плачет над книгой (она любит читать), даже и тогда, когда описываемые автором события нельзя назвать ни трагическими, ни печальными.

Между тем, по словам её мамы, Саша до 10 лет была весёлой, общительной, любознательной и жизнерадостной девочкой. Она резко изменилась именно в период ссоры и последующего развода родителей.

Что же произошло с Сашей?

Для девочки очень важно, как относится к ней отец. Как ни странно, отец – это первый мужчина в жизни каждой женщины. Именно его отношение к дочери многое определяет в её жизни, поскольку подсознательно усваивается как эталонное. Как правило, счастливые в личной жизни женщины – те, у которых был любящий отец.

Однако отец Саши перестал общаться с ней после развода с её мамой. Саша подсознательно восприняла это как отторжение с его стороны. Она решила, что он её разлюбил.

Однако не обвинила в этом отца, что психологически было бы легче для неё. По её мнению, причина – в ней самой. Она оказалась какой-то не такой, какой должна быть, неполноценной. Поэтому она утратила веру в личное счастье, в то, что её ещё кто-то полюбит. Стала бояться близких отношений с мужчинами.

Оба родителя повели себя неправильно в момент развода. Отец разорвал отношения не только с когда-то любимой женщиной, но и с ребенком, «забыв» о том, что дети бывшими не бывают. Для ребенка это всегда огромная потеря. Боль, обида, тревога, вина, беспомощность, надежда и отчаяние – вот далеко не полный спектр чувств, которые испытывает ребенок, родитель которого ушел из его жизни.

Мать, сама испытывая страдания и не зная как помочь ребенку, отгородилась от темы развода. Она наложила запрет и на разговоры об отце, и на тему своих отношений с ним. Саше осталась наедине со своими переживаниями, предположениями и тревогами. А еще – со страхом. Ведь когда уже есть опыт потери близкого человека, который составляет саму суть нашего существования (именно такими являются для нас родители), возникает страх повторения потери, в данном случае – речь идет об оставшемся родителе. Если одни отвернулся и ушел из твоей жизни, не оглянувшись, где гарантия, что и второй не сделает то же самое?

Эмоции, которые испытывает ребенок в момент расставания родителей, очень сильные, потому что буквально превращается в руины его картина мира, разрушается ощущение безопасности и стабильности. Важно, чтобы у самых главных людей в жизни ребенка хватило мудрости отделить супружеские отношения от родительских, чтобы после расставания получилось иначе наладить взаимодействие с ребенком, сохранив близость, теплоту и любовь в общении с маленьким человечком. Иначе последствия для личности ребенка могут быть катастрофичными.

Именно это и случилось с Сашей, как она сама сказала на одной из терапевтических сессий: «В тот момент мне казалось, что я осталась сиротой. Что я потеряла не только отца, но и мать». Наша героиня подсознательно воспринимала любые близкие отношения как угрозу ее хотя бы кажущейся внутренней стабильности, как вероятность нового предательства. Испытывала значительные трудности в предъявлении себя, в самораскрытии.

Сейчас Саша – довольно привлекательная женщина, стройная, высокого роста. У неё, конечно, были отношения с мужчинами, однако все её романы бурно начинались и очень быстро заканчивались. Да и было их немного.

История Олега

Когда родители Олега разошлись, мальчику было всего 3 года. До того он был весёлым, счастливым, энергичным ребёнком. Но вскоре после развода, оставшись с мамой, Олег стал исключительно «трудным», как называют таких детей педагоги. В садике он постоянно дрался, не слушал воспитателей. Стал гиперактивным. Таким он остался и в школе, где плохо учился, хотя у него хорошие способности.

После окончания школы Олег долгое время не мог найти себя. Он рано женился, но супруги быстро «разбежались». С ребёнком, родившимся от этого брака, Олег почти не виделся. В 25 лет он едва не угодил в тюрьму, подравшись со своим приятелем (оба были не вполне трезвы). Олег так сильно ударил его, что сломал ему нос и скулу. Пришлось платить огромные отступные, чтобы помириться и замять уголовное дело. Он несколько раз менял род занятий.

Когда почти в 30 лет Олег, по совету своей второй жены, обратился к психологу, он рассказал, что иногда у него бывают приступы беспричинного отвращения и даже ненависти к окружающим. Ненависть вызывает любой человек, который в этот момент подвернётся ему под руку. В таких случаях он боится самого себя, боится сделать что-то страшное. Обычно он мало пьёт, но иногда его тянет «отключиться» с помощью алкоголя.

Что произошло с Олегом?

Как раз тогда, когда мальчик полюбил отца, стал строить себя по его образу и подобию – как подсознательно делают все мальчики (а девочки выбирают своим Идеалом маму) – он потерял отца. Ему не с кого стало брать пример, создавать себя как личность.

Вам будет интересно  Семинар «Искусство семейных отношений» | ВКонтакте

Кроме того, мать допустила одну очень распространенную ошибку. Дети неосознанно воспринимают себя как часть родителей. Ребенок биологически состоит из мамы и папы, и оба для него одинаково важны. Свою целостность, свой образ он воспринимает через них. Отказаться от одного родителя в пользу другого – все равно, что отказаться от части себя. Например, объявить правую половину тела хорошей и нужной, а левую – отвратительной, и пользоваться только правой. Абсурд, скажите вы, это невозможно. Вот и ребенку приходится как-то обходиться с невозможностью отторжения отцовской части себя и одновременно – с требованием матери это сделать. «Ты такой же, как отец!» — это почти что приговор в ее устах.

Вырасти в гармоничную личность в этом случае у ребенка вряд ли получится, хотя он будет стараться, очень стараться соответствовать ожиданием матери, чтобы сохранить связь и отношения хотя бы с ней. Но подсознание будет включать другие механизмы – копирование привычек, черт характера и даже судьбы того родителя, которого требуется отторгнуть, забыть. Так уже устроены механизмы защиты, призванные сохранять нашу целостность.

Огромный внутренний конфликт, не имеющий решения, может приводить к самым разным последствиям. В том числе, к «надлому» формирующейся личности. К попытке защититься от тех внутренних переживаний, от которых у ребенка нет спасения, потому что нет понимающего взрослого. Так возникает агрессия.

Кроме того, внутренний мир ребенка становится неустойчивым, зыбким. Ему не на что опереться внутри себя. Он не чувствует в себе уверенности, внутреннего стержня, который помогал бы в общении с разными людьми, в сложных ситуациях

Все это есть в истории Олега, в его чувствах, в его мыслях. Мужчине вместе с психологом пришлось проделать длинный путь по формированию идентичности, понимании себя, умении опираться на свои чувства, осознании истоков своей агрессии.

Отторжение матерью бывшего мужа привело к тому, что Олег начал отторгать в себе все мужское. Поэтому мужские качества: собранность, контроль над собой и мн.др. – у него вырабатываются трудно.

Приступы ненависти к миру и людям – это и возмущение, протест. В то же время это проявление мужской и человеческой слабости. Это гнев – на себя (почему я не такой, каким хочу и должен быть?!), но он переносится на других.

Работа психолога с Сашей и Олегом

Задачей психолога было помочь Саше изменить отношение к ситуации развода родителей, перестать считать себя виновной в том, что отец бросил их и больше не встречался с ней. Вспоминая отца, Саша в конце концов пришла к выводу, что он решил не видеться с ней, чтобы не растравлять себя, т.е. именно потому, что очень любил её. Она вспомнила многие чёрточки, поступки отца, которые подтверждали именно эту интерпретацию его поступка.

Анализируя свои чувства, Саша поняла, что больше всего на свете хотела возвращения папы, которого очень любила, и ждёт его до сих пор. Поняла, что это иррационально: ведь ей нужно жить дальше, а детство кончилось.

Саша сумела поставить перед собой ряд конструктивных целей, связанных с изменением своей жизни. Она вышла замуж в 34 года, сейчас у неё есть ребёнок.

Олег сумел увидеть в себе многие положительные, именно мужские, черты: решительность, смелость, активность. Он укрепил чувство ответственности за свою новую семью, понял, что вполне способен быть настоящим мужчиной.

Хотя позывы к запоям и приступы беспричинной ненависти к людям прошли у него не сразу, но спустя 2-3 года после работы с психологом он почти избавился от них.

Истории Олега и Саши показывают, что взрослому человеку с психологическими проблемами, вызванные разводом родителей, сложно одному разобраться в себе и найти конструктивное решение своих проблем. Такому человеку необходимо обратиться к психологу или психотерапевту, который поможет клиенту понять себя и наметить те шаги, которые выведут его к полноценной жизни и счастью.

Узнать подробнее об услугах Центра и записаться на прием можно по телефону (812) 640-38-55 , написав в Whatsapp или , или заполнив форму ниже.

Fidem в Instagram

Санкт-Петербург,
наб. реки Фонтанки, 92Б
Карта проезда

ПТСР – посттравматическое стрессовое расстройство: симптомы воздействия шокирующих эпизодов

Отрицательные события и эмоции в нашей жизни не могут не наложить свой негативный отпечаток на психологический фон человека. Стрессоры, обладающие сверхмощным травмирующим действием, не только портят нам настроение и выбивают из колеи – они способны запустить разрушительные процессы нашей психики, впоследствии провоцирующие формирование стойкого расстройства под названием ПТСР.

Что провоцирует

Посттравматическое стрессовое расстройство возникает в ответ на действие психотравмирующего фактора и характеризуется нарушением нормальной работы психики. Заболевание приводит к появлению психопатологических состояний, привносящих большие трудности во все сферы человеческой деятельности, разрушая семью и толкая человека, в итоге, к социальной изоляции и одиночеству.

Конечно, не все люди, подвергшиеся воздействию сильного стрессора, подвержены ПТСР. Однако развивается оно у 70% людей, переживших травматическое событие. Его появление – свидетельство полной беспомощности, бессилия и кошмарного ужаса перед препятствием.

В первую очередь, подвержены этому расстройству люди, побывавшие в зоне боевых действий. Неспроста болезнь также носит название «вьетнамский» или «афганский синдром». Самолично убивая человека или становясь свидетелем кровавой бойни, такие бойцы испытывают сильнейшее потрясение.

Но исследования, проводимые после Второй мировой войны, привели к формированию нескольких гипотез насчет возникновения ПТСР:

  • наличие у больного внутриличностных конфликтов еще до разворачивания боевых действий;
  • у каждого человека существует свой предел выносливости. Если переступить этот предел, то запускается механизм психологической декомпенсации, и проявляется так называемое боевое истощение;
  • третья гипотеза предполагает, что в развитии ПТСР виноваты внешние факторы, такие как недосыпание, переутомление, разлука с близкими;
  • конфликт интересов: стремление выжить – стремление исполнить долг.

Известна история одного молодого американского морпеха, который с 2008 по 2013 год проходил службу в Афганистане и был удостоен наград за хорошую службу. Уйдя из армии, проживал с матерью. В 2017 году он попал в поле зрения полиции, устроив разгром в своем доме. А еще через год в Лос-Анджелесе он расстрелял 12 посетителей одного из местных баров, после чего застрелился сам. Специалисты установили, что причиной трагедии стал посттравматический синдром, развившийся в ходе военной службы.

Изучать посттравматическое расстройство начали еще в 1888 году. В это время Герман Оппенгейм (немецкий врач-невропатолог) ввел в обиход понятие посттравматического невроза. И объединил под этим названием многие симптомы, которые сегодня причисляются к ПТСР.

Вам будет интересно  Отношения с женатым мужчиной: советы психолога

Другие причины посттравматического расстройства

Из других, не менее значимых травматических причин, можно выделить:

  • природные катаклизмы – землетрясения, наводнения, ураганы;
  • техногенные катастрофы – взрывы, обвалы зданий, шахт;
  • террористические акты;
  • захват и удержание заложников;
  • выкидыши или потеря ребенка;
  • свидетельство насилия;
  • финансовые трудности.

Кроме этого, существуют факторы, имеющие сугубо индивидуальное значение для человека. Это может быть смерть близких, любая угроза жизни, физическое и сексуальное насилие, тяжелая болезнь, своя или родственника, измена супруга.

В 13 лет молодой человек подвергся нападению и получил травму, нанесенную ножом. После этого у него развилось ПТСР, а в 17 лет появились симптомы панической атаки. Из анамнеза было известно, что в детстве молодой человек не раз подвергался физическому, психологическому и даже сексуальному насилию.

Стрессовые ситуации, которые становятся причиной ПТСР, делят на одиночные и системные. Примером одиночного фактора является стихийное бедствие, а к системным относят, например, длительное пребывание в заложниках.

Подверженность к действию стрессора и возникновению ПТСР зависит и от индивидуальных особенностей личности. Например, установлено, что в большей мере к его формированию склонны люди с нарциссическим складом личности, а также с зависимым и избегающим поведением, те, кто склонен застревать и фиксировать внимание на негативных событиях, невротические, впечатлительные и лабильные психотипы.

В зоне риска развития данного расстройства находятся работники экстремальных сфер: спасатели, медики, военные, журналисты и т. д, а также пожилые люди и дети. В детском возрасте повышается вероятность приобретения заболевания в силу недоразвития у детей механизмов психологической защиты. В пожилом возрасте эти механизмы, наоборот, утрачиваются, а скорость психических процессов замедляется.

Картина расстройства

Как правило, ПТСР развивается спустя некоторое время после воздействия тяжелой психотравмирующей ситуации. Посттравматическое стрессовое расстройство может проявиться через несколько недель и даже месяцев от момента действия стрессора. Длительность его также не лимитирована. В связи с этим выделяют несколько видов течения заболевания:

  • острое – сохраняется в течение 3 месяцев;
  • хроническое – его длительность сохраняется более 3 месяцев;
  • отсроченное – первые признаки расстройства проявляются спустя полгода после психотравмирующей ситуации.

ПТСР способно сохраняться на протяжении довольно длительного времени.

Вернемся к нашему парню, который получил ножевое ранение. Это случилось, когда ему было 13 лет. Однако официальный диагноз был установлен ему в возрасте 36 лет. И весь этот временной промежуток симптомы болезни сохранялись в большей или меньшей степени. Все эти годы он жил с мыслью о том, что уже никогда не станет таким, как прежде, до нападения. Он считал, что нигде не может чувствовать себя в безопасности, даже дома.

Посттравматическое расстройство может проявляться в разных формах. Однако существует несколько групп показательных симптомов, которые характеризуют любую форму ПТСР в первую очередь.

Наверное, главный из этих признаков – так называемые флэшбэки. Человек при этом непроизвольно, постоянно, мысленно возвращается в травмирующую ситуацию. Перед глазами вдруг появляется картина пережитого ужаса. Нередко этому предшествуют триггеры – провоцирующие напоминания, которые могли быть частью стрессорной ситуации. Например, плач ребенка, определенное изображение, звук летящего вертолета и т. д.

В это время сознание человека как бы сужается. Его тело находится в реальности, а мысленно он попадает обратно в ту ужасную атмосферу, которая нарушила его психический баланс. Такое часто случается с военными, пережившими ужас боевых действий. Стоит только им услышать звук пролетающего самолета, их поведение меняется: они падают на землю, закрывают голову руками или заставляют других бежать, спасаться. Становятся возбужденными, агрессивными, не поддаются убеждениям.

Флэшбэки способны длиться от нескольких минут до нескольких часов. Кроме самих картин больной может испытывать те же ощущения, как сопровождающие его во время катастрофы.

Навязчивые воспоминания внедряются в жизнь пострадавшего и через сновидения, но двумя разными путями.

Первый вариант: во сне человек видит ужасающие картины пережитой травмы. Он может кричать во сне, метаться по кровати, кричать, занимать оборонительную позу, просыпается в холодном поту. Из-за этого сон его нарушается, он недосыпает и, как результат, упадок сил и апатия.

Второй вариант более благоприятен. Во сне человек видит удачное для него разрешение событий. Яркий пример: девочка пережила ужаснейшее землетрясение и потеряла в результате него всех своих родных. Ей снится сон, в котором земля расходится, и из нее выходят ее близкие, поднимаются на крышу дома и таким образом спасаются от гибели.

Обратимся к воспоминаниям уже знакомого нам парня (пора его назвать, пусть он будет Макс). После ножевого ранения в течение нескольких месяцев, стоило ему только закрыть глаза, и перед ним всплывало лицо нападающего. Он вновь переживал те же чувства, которые сопровождали его во время атаки. В течение нескольких лет он не мог находиться в доме один, а спустя 4 года перестал выходить из квартиры.

Но постепенно симптомы стали отступать, и Макс практически вернулся к нормальной жизни. Расстройство обострилось, когда он случайно очутился на том месте, где несколько лет назад пережил свой кошмар. Это событие послужило триггером, то есть провокатором, обострения. Только теперь тревожные, страшные мысли переметнулись на дочь. Он опасался за ее здоровье и безопасность, ему казалось, что кто-то обязательно нанесет ей вред.

Наперекор навязчивым воспоминаниям появляется другая группа симптомов – избегание травматического опыта. То есть, человек пытается вытеснить из своего сознания мысли о пережитом событии. Для этого он избегает всего, что могло бы навести его на устрашающую мысль: места, людей, разговоры.

В результате круг его интересов сужается, снижается активность, разрываются дружественные связи. Человек оказывается один на один со своей проблемой. Гамма его эмоций сужается, даже к близким людям он чувствует холодность и равнодушие. Появляется ощущение, что никто не в силах ему помочь. Он в тупике, он винит себя за неправильный исход ситуации: не то сделал или недоделал. На этой почве нередко формируется депрессивное состояние. Опасность составляет высокий риск суицидов.

Наряду с избеганием травмирующих мыслей, возможно формирование и психогенной амнезии, человек не способен вспомнить в подробностях устрашающее событие.

Из других основных признаков расстройства выделяют:

  • эмоциональная тупость. Как замечают сами пострадавшие, им становится сложно проявлять эмоции, особенно любви, сострадания, заботы по отношению к детям. На фоне эмоциональной скудности нередко формируется твердое убеждение, что их никто не понимает;
  • отстраненность от окружающих. Друзья и близкие становятся неинтересны, больному не о чем с ними говорить. Он все реже поддерживает с ними связь, больше времени проводит в одиночестве;
  • ощущение тревоги и бесперспективности в будущем. Человек теряет возможность строить планы, верить в свои силы и надеяться;
  • ощущение вины за то, что остался жив. Такой симптом характерен для участников негативных событий с большим скоплением людей, например, война, стихийное бедствие.
Вам будет интересно  Нужно ли говорить об измене: новая любовь или ошибка

Иллюстрация к последнему пункту: офицер покончил жизнь самоубийством, вернувшись из Афганистана. Он ставил себе в вину, что не смог уберечь друга от гибели и не был способен отказаться от этой мысли. Возможно, нагнетало обстановку то, что он проживал недалеко от семьи своего погибшего друга и практически ежедневно сталкивался с его близкими.

Формы ПТСР

В зависимости от преобладания группы симптомов расстройство протекает по разным сценариям.

Тревожный его тип сопровождается ощущением постоянной, немотивированной тревоги вплоть до панических атак. Эмоционально такие люди становятся неустойчивыми, их систематически сопровождают кошмарные сновидения.

Наш Макс – типичный тревожный тип. После обострения расстройства и появления опасений за безопасность дочери у него перед глазами стали возникать картины жестокого обращения с ней. Внимание стало неустойчивым, он терял ориентировку в пространстве и в своей личности. За рулем автомобиля внезапно терял способность управлять им. Ему не удавалось взять под контроль даже самые элементарные вещи. Мужчина перестал общаться с друзьями, его карьера пошла под откос.

Согласно другому сценарию, человек испытывает тяжелую апатию, упадок сил. Он не может побудить себя к действию, весь день проводит недвижимо в постели. Такой индивид безразличен как к себе, так и к окружающим, его состояние подавленное.

Дисфорический тип расстройства – это агрессия и раздражительность по отношению к близким, часто неосознанная. Такая форма ПТСР нередко сопровождает солдат, вернувшихся из горячих точек. Они подозрительны и недоверчивы, не хотят принимать помощь со стороны, в отличие от астенических больных, охотно соглашающихся на терапию. Сами бойцы нередко заявляют, что приступы агрессии пугают и их в том числе. Они обращают внимание на свою конфликтность и неспособность идти на компромисс, требуют полного подчинения и теряют над собой контроль. Некоторые самолично просят жен запираться с детьми в другой комнате, чтобы обезопасить себя от неподконтрольной агрессии.

Соматоформный вариант расстройства характеризуется неприятными ощущениями в теле, и сопровождает, как правило, отсроченный вид болезни. Из беспокоящих симптомов следует выделить головные боли и мигрени, тахикардию и сердечные боли, расстройства пищеварения, тремор конечностей, а также сухость кожи или повышенную потливость. Такие симптомы обычно сбивают с толку в постановке правильного диагноза.

Детское посттравматическое расстройство

Посттравматическое стрессовое расстройство у детей, как мы уже выяснили, совсем не редкость. Среди его причин в первую очередь следует выделить насилие, которое испытывает ребенок от близких, как моральное, так и физическое. Сюда же можно отнести пренебрежительное отношение с их же стороны.

Тяжелым испытанием станет для малышей не только агрессия по отношению к ним, но и непреднамеренное свидетельство преступления или насилия. То есть, в этом случае ребенок становится не участником, но наблюдателем.

Кроме этого, сильным потрясением для ребенка станет смерть одного или обоих родителей, а также, возможно, и усыновление. Развод родителей, смена места жительства, природные катастрофы и автомобильные аварии – тоже в списке травмирующих факторов.

Школьный коллектив – особая среда для ребенка, в которой он проводит значительную часть времени. Несостоявшиеся отношения со сверстниками, агрессия, издевательства и насилие с их стороны способны стать тем хроническим стрессовым воздействием, нередко перерастающим в ПТСР.

Расстройство поражает детей любого возраста. У школьников его можно распознать по агрессивному поведению к окружающим, чаще к сверстникам, возникновением страха смерти, самообвинением по поводу произошедшей ситуации. Нередко страх и тревогу косвенно определяют через рисунки, игры или истории детей.

У подростков ПТСР проявляется и через заниженную самооценку, замкнутость и отстраненность, уход в алкоголь или наркоманию.

Маленькие детки, дошкольники, с ПТСР часто страдают ночными кошмарами и бессонницей. Можно заметить, что они становятся более несобранными и рассеянными, сложнее концентрируют внимание, больше времени проводят в одиночестве, пассивны, отказываются играть с другими детьми.

Большую роль в диагностике расстройства у детей играют родители. Тщательное наблюдение за ребенком поможет вовремя распознать отклонения в поведении. Главное, не пустить все на самотек, приняв симптомы ПТСР за возрастные особенности.

Пути выхода из ситуации

Своевременная диагностика посттравматического стрессового расстройства становится важным шагом на пути к благополучному его лечению. Затянувшееся ПТСР способно привести к тяжелым последствиям. Одно из самых скверных из них – глубокая депрессия и, как ее следствие, суицид.

Кроме депрессии, к ПТСР присоединяются и другие расстройства: панические атаки, алко- и наркозависимость, бродяжничество, генерализованное тревожное расстройство. Нарушается и атмосфера в семье, рабочем коллективе. Нередко больной лишается работы.

Вовремя распознать расстройство помогают его симптомы. Обязательными критериями становятся наличие травмирующего события, участником либо свидетелем которого стал больной. Само событие несло в себе угрозу жизни или тяжелых травм. Второе условие – перенесенное ощущение запредельного страха и беспомощности.

Терапию расстройства начинают с приема медикаментозных препаратов, позволяющих снять тревогу и страх, избавиться от негативных настроев и депрессии. Спектр препаратов в этом случае довольно широкий. Применяют антидепрессанты, нейролептики, гипнотики, транквилизаторы, психостимуляторы.

Психотерапия – второй, но самый важный этап преодоления ПТСР. Из ее методов успешно применяется:

  • когнитивно-поведенческая терапия;
  • гипно- и психоделическая терапия;
  • семейная психотерапия.

ДПДГ – десенсибилизация и переработка движением глаз зарекомендовала себя как успешный метод нейтрализации расстройства. Суть метода заключается в изначальном воспроизведении в сознании пациента травмирующего события со всеми его аспектами: психологическим, физическим, моральным. Затем происходит мобилизация внутренних резервов человека, позволяющих самостоятельно искоренить недуг.

Кстати, Макс отметил, что первое, действительно полноценное облегчение после десятков лет мучения он испытал только после того, как узнал о своем диагнозе и начал терапию. Лекарства и поведенческая терапия помогли ему впервые почувствовать свою безопасность. Он обрел возможность контролировать свои мысли и действия, восстановил профессиональную деятельность. Он отмечает, что с момента лечения его жизнь стала кардинально отличаться от той, которая была у него еще год назад. Хотя Макс не утверждает однозначно, что у него получится полностью излечиться, но он уверен – теперь у него появился шанс на светлое будущее.

https://fidem.spb.ru/teoriya_uspeha/razvod-roditeley-kak-travmy/
https://arbat25.ru/myi-lechim/psixicheskie-rasstrojstva/ptsr-%E2%80%93-posttravmaticheskoe-stressovoe-rasstrojstvo-simptomyi-vozdejstviya-shokiruyushhix-epizodov

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.