Проблема определения понятия «лица с семейными обязанностями» Текст научной статьи по специальности « Право»

CC BY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Звенигородская Наталья Федоровна

Криминальные элементы все в большей степени ориентируются на совершение преступлений, приносящих быструю и максимальную выгоду, раскрытие и расследование которых представляет значительную сложность. В силу этих и других причин раскрываемость корыстно-насильственных преступлений как в целом, так и совершенных в сфере экономики остается низкой и не отвечает требованиям усиления борьбы с преступностью как стратегической задаче уголовной политики.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Звенигородская Наталья Федоровна

PROBLEM DEFINITION OF “PERSONS WITH FAMILY RESPONSIBILITIES”

Criminal elements are increasingly oriented to commit crimes, brings quick and maximum benefit, disclosure and investigation of which is of considerable complexity. For these and other reasons the clearance rate for violent crimes selfish as a whole, and committed in the economic sphere remains low and does not meet the requirements to strengthen the fight against crime as a strategic objective of criminal policy.

Текст научной работы на тему «Проблема определения понятия «лица с семейными обязанностями»»

ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ «ЛИЦА С СЕМЕЙНЫМИ ОБЯЗАННОСТЯМИ»

Звенигородская Наталья Федоровна

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Санкт-Петербургского филиала Российского государственного университета правосудия,

г. Санкт-Петербург E-mail: [email protected]

PROBLEM DEFINITION OF «PERSONS WITH FAMILY RESPONSIBILITIES»

Candidate of Law Science, Associate Professor, Department of Civil Law St. Petersburg Branch of the Russian State University of Justice,

В статье подчеркивается актуальность названной темы научного исследования, что объясняется тем, что законодатель не дает определения понятия «лица с семейными обязанностями», что соответственно вызывает затруднения в правоприменительной практике, неоднозначные подходы к его формированию, а также противоречивую судебную практику.

The article highlights the relevance of the said research topics, which can be explained by the fact that the legislator does not define the concept of «persons with family responsibilities», which consequently causes difficulties in law enforcement, ambiguous approaches to its formation, as well as contradictory jurisprudence.

Ключевые слова: социальное государство; Трудовой кодекс РФ; правовая наука; лица с семейными обязанностями; предмет исследования; семья; Конституция РФ; государственная политика.

Keywords: welfare state; Labor Code; legal science; persons with family responsibilities; subject of study; a family; The Constitution of the Russian Federation; public policy.

Развивая и наполняя содержанием конституционные положения о России как социальном государстве, в котором государством оказывается поддержка семьи, материнства, отцовства и детства (ст. 7, 38 Конституции), российский законодатель в Трудовом кодексе РФ (далее — ТК РФ) выделил в отдельную главу правовую регламентацию трудовых отношений лиц с семейными обязанностями. При этом гл. 41 озаглавлена им «Особенности регулирования труда женщин, лиц с семейными обязанностями». Выделяя женщин, лиц с семейными обязанностями в отдельную категорию работников, законодатель учитывает психофизиологические особенности женского организма, природой предназначенного выполнить главное предназначение женщины — рождение ребенка, а также наличие семейных

обязанностей, которые выполняет не только она, став матерью, но и члены ее семьи либо семьи рожденного ею ребенка. С точки зрения систематизации норм права место данной главы закономерно определяется в разд. XII «Особенности регулирования труда отдельных категорий работников». Нормы, содержащиеся в гл. 41, относятся к особенной части, тем самым определяется их применение не ко всем видам трудовых отношений, а лишь к отдельному их виду и специфическим субъектам — работникам, имеющим кроме трудовых и семейные обязанности в семейно-правовой сфере.

Актуальность названной темы научного исследования объясняется тем, что законодатель не дает определения понятия «лица с семейными обязанностями», что соответственно вызывает затруднения в правоприменительной

практике, неоднозначные подходы к его формированию, а также противоречивую судебную практику. Так, в правовой науке сторонники более широкого понимания понятия «семья» дают расширенное толкование понятию лиц с семейными обязанностями, а сторонники более узкого понимания, наоборот, суживают его пределы. Представляется, что и то и другое не совсем правильно, а следуя великой мудрости «истина лежит где-то посередине», мы все же не можем гарантировать правильное решение проблемы, поскольку невозможно при таком подходе избежать субъективизма и судейского усмотрения, попадающего подчас под обоснованную критику. Поэтому для правовой науки этот вопрос представляет не просто исследовательский интерес. Так, тщательное изучение и обоснование взвешенной правовой позиции позволит сформировать правильную правоприменительную практику, направленную на защиту нарушенных прав тех, кому эти права гарантированы законом.

Нам представляется, что, прежде всего, следует исходить из того, что законодатель, назвав эту категорию субъектов трудового права лицами с семейными обязанностями, имел намерение обеспечить поддержку семье, предоставляя этим лицам указанные в гл. 41 ТК РФ гарантии и компенсации. Поэтому следует, во-первых, выяснить, что же такое семья. В Семейном кодексе РФ понятие «семья» не определено. Однако в международном праве, например в преамбуле Конвенции ООН о правах ребенка, семья определяется как естественная и основная ячейка общества, имеющая право на защиту со стороны общества и государства.

Семья является предметом исследования не только правовой науки, но и социологии, педагогики, психологии и др. Семья не изолирована от социума, она сама есть малый социум, она, образно говоря, выражает собой квинтэссенцию общества. Семейная общность многочисленными нитями переплетается с юридическими и физическими лицами, взаимодействует с ними, с обществом в широком смысле, с государством. Поэтому государственная политика социального государства всегда выделяет семью как объект охраны и защиты. Не случайно мы имеем и применяем слоган «Крепка семья — крепка держава», отражающий стремление государства через

укрепление семьи упрочивать положение государства.

В зависимости от целей исследования различные специалисты выделяют в семье свои специфические черты. Многообразные признаки семьи характеризуют семью как специфическую общность. Это порождает наличие разных понятий семьи. Юристов интересует прежде всего семья как круг лиц, связанных взаимными правами и обязанностями, предусмотренными нормами права, в которых отражается государственный интерес. В праве нет единого понятия семьи. Оно применительно к отдельной отрасли права (конституционного, гражданского, семейного, трудового, жилищного, уголовного и пр.), имеет свои особенности, определяемые спецификой предмета правового регулирования отрасли права и целями ее правового регулирования. Поэтому можно сделать вывод, что определение понятия семьи носит отраслевой характер, что объективно закономерно и неизбежно.

Далее следует выяснить, кто же является членами семьи как общности, связанной самыми разнообразными узами. В семейном праве законодатель в ст. 2 СК РФ называет членами семьи супругов, родителей и детей, усыновителей и усыновленных, а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, других родственников и иных лиц. В жилищном праве осуществляется правовое регулирование прав и обязанностей членов семьи собственника и нанимателя жилого помещения. В трудовом праве законодатель использует другую терминологию, а именно «лица с семейными обязанностями».

Наша задача — выяснить совпадение объема понятия «члены семьи», используемого в семейном законодательстве, с объемом понятия «лица с семейными обязанностями». Для этого следует проанализировать содержание правовых норм гл. 41 ТК РФ.

Выделяя особенности регулирования отдельных категорий работников, законодатель по специальному признаку объединил в гл. 41 ТК РФ в одну группу женщин и лиц с семейными обязанностями, тем самым указав на то, что женщина в семейной общности с позиций трудового права занимает ведущую позицию, на нее в первую очередь приходится груз всех семейных проблем, она является ядром семьи, началом ее формирования. При этом она является субъектом трудовых правоотношений,

занята на производстве, выполняет трудовую функцию. С учетом повышенной физической, психической и эмоциональной нагрузки женщин возникает необходимость в их особой правовой защите. Для общества важно сберечь ее здоровье как будущей и настоящей матери. Ей, как матери или потенциальной матери, которая лишь готовиться стать матерью в будущем, предстоит выполнить основную функцию семьи — репродуктивную, т. е. продолжить род. Предпринятое нами параллельное рассмотрение места женщины в трудовом праве и семейном праве позволяет нам определить, что одновременно в семейно-правовой сфере она может выступать в качестве супруги, родителя (матери), бабушки, дочери своих родителей, усыновителя, опекуна, попечителя, сестры. Ее многочисленные роли в семейной общности могут иметь место либо в отдельности, либо в различных их сочетаниях. Но, безусловно, они требуют от нее много физических сил, времени и материальных затрат. Даже если женщина пока не имеет семьи, одинока, закон, что называется авансом, предоставляет ей как будущей матери гарантии и компенсации, предусмотренные не только трудовым законодательством, но и другими отраслевыми законодательствами.

Анализ содержащихся в гл. 41 ТК гарантий позволяет их разделить на 3 группы:

1) гарантии для женщин (например, ст. 253);

2) гарантии для лиц с семейными обязанностями (например, ст. 257); 3) смешанные гарантии, т. е. для женщин и лиц с семейными обязанностями (например, ст. 259).

Понятие гарантий содержится в ст. 164, где они определяются как средства, способы и условия, с помощью которых обеспечивается осуществление предоставленных работникам прав в области социально-трудовых отношений.

Согласно предложенной классификации к первой группе гарантий отнесем ограничения и запрет отдельных видов работ для женщин. Так, в трудовом законодательстве определяются работы, на которых ограничивается применение женского труда (ст. 253). Так, например, запрещается применение труда женщин на работах, связанных с подъемом и перемещением вручную тяжестей, превышающих предельно допустимые для них нормы. Заботясь не только о здоровье будущей матери, но и проявляя заботу о здоровье еще не рожденного ею ребенка, законодатель устанавливает в

ст. 254, что беременным женщинам в соответствии с медицинским заключением и по их заявлению снижаются нормы выработки, нормы обслуживания либо эти женщины переводятся на другую работу, исключающую воздействие неблагоприятных производственных факторов, с сохранением среднего заработка по прежней работе. Предусматривается, что до предоставления беременной женщине другой работы, исключающей воздействие неблагоприятных производственных факторов, она подлежит освобождению от работы с сохранением среднего заработка за все пропущенные вследствие этого рабочие дни за счет средств работодателя. Только женщинам, а не другим лицам с семейными обязанностями предоставляется отпуск по беременности и родам. Его продолжительность по общему правилу 70 календарных дней до родов и 70 календарных дней после родов с выплатой пособия по государственному социальному страхованию в установленном федеральными законами размере. В виде исключения следует рассматривать многоплодную беременность, при которой отпуск по беременности составляет 84 календарных дня, в случае осложненных родов — 86, а при рождении двух или более детей — 110 календарных дней.

Кроме того, только работающим женщинам предоставляются перерывы для кормления ребенка в соответствии со ст. 258. Так, например, женщинам, имеющим детей в возрасте до полутора лет, предоставляются помимо перерыва для отдыха и питания дополнительные перерывы для кормления ребенка (детей) не реже чем через каждые три часа продолжительностью не менее 30 мин. каждый. Если у женщины двое и более детей в возрасте до полутора лет, продолжительность перерыва для кормления устанавливается не менее одного часа. Женщина может обратиться с заявлением о присоединении перерыва для кормления ребенка (детей) к перерыву для отдыха и питания либо в суммированном виде попросить работодателя перенести этот перерыв как на начало, так и на конец рабочего дня (рабочей смены) с соответствующим его (ее) сокращением. Важно, что перерывы для кормления ребенка (детей) включаются в рабочее время и подлежат оплате в размере среднего заработка.

В соответствии со ст. 260 женщине по ее желанию перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него либо

по окончании отпуска по уходу за ребенком предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск независимо от стажа работы у данного работодателя.

Только женщинам, работающим в сельской местности, может предоставляться по их письменному заявлению один дополнительный выходной день в месяц без сохранения заработной платы (ст. 262).

Что же касается отпуска по уходу за ребенком, то здесь субъектный состав значительно расширен. Его получает в соответствии со ст. 256 не только женщина, родившая ребенка. Это пример третьей группы гарантий.

Трудовое законодательство защищает права и других членов семьи. Так, отпуска по уходу за ребенком могут быть использованы полностью или по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком. Здесь уместно вспомнить применяемое в семейно-правовой науке, социологии, жилищном праве деление семьи на узкую и широкую. Мы видим, что рамки семьи в данном случае обоснованно расширены с учетом социально значимого дела, которое предстоит выполнить членам семьи, начиная с ухода за ребенком и его воспитания и заканчивая формированием личности достойного гражданина нашей страны. Такое решение законодательства представляется верным, оправданным, так как сможет повлиять на демографическую ситуацию, которая, как видим, благодаря государственной семейной политике изменяется к лучшему.

Здесь возникает проблема правоприменения: а возможно ли предоставление отпуска по уходу за ребенком отцу ребенка, рожденного вне брака, в фактическом браке (т. е. не зарегистрированном в органах ЗАГС). Буквальное толкование ст. 256 для отцов, признавших свое отцовство в добровольном порядке, или отцов, чье отцовство установлено принудительно, т. е. через судебную процедуру, позволяет утвердительно ответить на этот вопрос. Возражений против отпуска одиноким отцам быть не может, поскольку в отсутствие матери они принимают на себя двойную нагрузку, за себя и отсутствующую мать. Такие добросовестные одинокие отцы вправе рассчитывать на поддержку общества и государства. Ниже выделим в отдельную группу гарантии одиноким отцам, получившим в сравнении и ранее

действовавшим законодательством более широкие права в трудо-правовой сфере, что явилось следствием признания государством их вклада в реализацию государственной семейной политики.

Однако у автора возникают обоснованные сомнения в том, что отцы, чье отцовство было решением суда установлено, не будут злоупотреблять своим правом. Речь идет о том, что свои родительские обязанности без принуждения государства выполнять такие субъекты права не спешили, однако льготами как лица с семейными обязанностями пользоваться спешат. Представляется, что если отпуск по уходу за ребенком отец желает оформить, а главное, использовать, прежде всего, в наилучших интересах ребенка, и этот вопрос согласован с матерью ребенка, которая с учетом своей жизненной ситуации вынуждена продолжать выполнять свою трудовую функцию (доход от этого является основным источником средств существования ребенка и матери), решение этого вопроса не может быть столь категорично отрицательным. Как в семейном праве применяется ситуационное регулирование отношений, позволяющее учесть все нюансы жизненной ситуации семьи, так и в трудовом праве этот вопрос хотелось бы разрешить с позиции соблюдения, прежде всего, прав ребенка, обеспечения его наилучшего интереса. Поэтому в данном вопросе автор отдает предпочтение не интересу субъекта трудового права, а интересу ребенка, рождение которого как юридический факт наряду с его регистрацией и порождает родительское правоотношение в семейном праве, а уже после этого возникает и право у работника на отпуск, которое он вправе реализовать. При этом работодатель не должен быть ущемлен в своих правах. Установив факт злоупотребления работником своим правом или намерения злоупотребить правом, вправе реагировать, например отказать в предоставлении такого отпуска. Тем самым будет соблюдаться баланс интересов работника и работодателя. В числе основных принципов правового регулирования трудовых отношений называется установление государственных гарантий по обеспечению прав работников и работодателей (ст. 1), поэтому в случае нарушения прав одного из участников трудового правоотношения они смогут воспользоваться своим правом на защиту, в том числе судебную.

Перечень третьей группы гарантий (смешанных) следует продолжить гарантиями беременным женщинам и лицам с семейными обязанностями при направлении в служебные командировки, привлечении к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни (ст. 259), при расторжении трудового договора (ст. 261). Так, например, запрещаются направление в служебные командировки, привлечение к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни беременных женщин.

Что же касается женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, то их направление в служебные командировки, привлечение к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни допускается только с их письменного согласия и при условии, что это не запрещено им в соответствии с медицинским заключением. Закон требует от работодателя, чтобы они были ознакомлены им в письменной форме со своим правом отказаться от направления в служебную командировку, привлечения к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни. Эта гарантия предоставлена более широкому кругу субъектов трудового права — матерям и отцам, воспитывающим без супруга (супруги) детей в возрасте до пяти лет, работникам, имеющим детей-инвалидов, и работникам, осуществляющим уход за больными членами их семей в соответствии с медицинским заключением.

Что же касается расторжения трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, то оно по общему правилу не допускается. Исключения касаются случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. Детальную регламентацию прекращения трудового договора законодатель осуществил в ст. 261, при этом по возможности максимально предоставив защиту женщине и лицам с семейными обязанностями. Так, например, установил общее правило о недопущении расторжения трудового договора по инициативе работодателя с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери.

Гарантиями для второй группы — лиц с семейными обязанностями являются, например, гарантии для усыновителей. Стимулируя лиц, усыновивших детей, оставшихся без попечения родителей, законодатель предоставил им ряд гарантий. Так, в ст. 257 предусмотрено для работников, усыновивших ребенка, предоставление отпуска на период со дня усыновления и до истечения 70 календарных дней со дня рождения усыновленного ребенка, а при одновременном усыновлении двух и более детей — 110 календарных дней со дня их рождения. По желанию работников, усыновивших ребенка (детей), им предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им (ими) возраста трех лет. В случае усыновления ребенка (детей) обоими супругами указанные отпуска предоставляются одному из супругов по их усмотрению.

Женщинам, усыновившим ребенка, по их желанию вместо указанного отпуска предоставляется отпуск по беременности и родам на период со дня усыновления ребенка и до истечения 70 календарных дней, а при одновременном усыновлении двух и более детей — 110 календарных дней со дня их рождения. Оценивая по достоинству данные нормы права, следует отметить, что тем самым государство воздает должное тем, кто делится щедростью своей души и принимает на себя тяжелый труд по воспитанию чужих детей, которых принимает в свою семью, создавая им условия для реализации предоставленного законом ребенку права жить и воспитываться в семье.

Защищая права детей-инвалидов и их родителей, опекунов, попечителей, законодатель предусмотрел в ст. 262 предоставление четырех дополнительных оплачиваемых выходных дней в месяц одному из родителей (опекуну, попечителю) для ухода за детьми-инвалидами по его письменному заявлению. Эти дни могут быть использованы ими либо разделены ими между собой по их усмотрению. Важно заметить, что оплата каждого дополнительного выходного дня производится в размере среднего заработка и порядке, который устанавливается федеральными законами.

Расширяя возможности правового регулирования трудовых отношений локальными нормативными актами, предоставляя возможности работодателям дополнительно стимулировать труд своих работников, законодатель предоставил возможность устанавливать для отдельных лиц коллективным договором до-

полнительные отпуска без сохранения заработной платы продолжительностью до 14 календарных дней в удобное для них время. К этим лицам ст. 263 относит: а) работников, имеющих двух или более детей в возрасте до четырнадцати лет; б) работников, имеющих ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет; в) одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет; г) отцов, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет без матери, коллективным договором могут устанавливаться ежегодные дополнительные отпуска без сохранения заработной платы.

Две последние нормы права в ст. 264 ТК, касающиеся порядка предоставления такого отпуска, нам представляются излишними и подлежащими исключению. Так, законодателем установлено, что указанный отпуск по письменному заявлению работника может быть присоединен к ежегодному оплачиваемому отпуску или использован отдельно полностью либо по частям. А императивом звучит требование-запрет законодателя: перенесение этого отпуска на следующий рабочий год не допускается. Нам представляется, что если законодатель, расширяя возможности социального партнерства, отнес этот вопрос к регулированию коллективным договором, то правильно было бы, да и логично вопрос о порядке его предоставления позволить разрешить в коллективном договоре органам социального партнерства. Нынешнее же регулирование этого вопроса сдерживает инициативу органов социального партнерства, которые не спешат воспользоваться указанным правом.

В семейном праве есть понятие одинокая мать, т. е. женщина, родившая ребенка вне брака, отцовство ее ребенка не установлено ни в добровольном, ни в судебном порядке, она имеет право на получение государственной поддержки. В трудовом праве в отдельную ст. 264 выделены гарантии и льготы лицам, воспитывающим детей без матери. Понятие этих лиц шире, чем понятие одиноких отцов. К ним можно отнести кроме одиноких отцов также опекунов, попечителей несовершеннолетних. Они имеют следующие гарантии: ограничение работы в ночное время и сверхурочных работ, в выходные и нерабочие

праздничные дни, направления в служебные командировки; предоставление дополнительных отпусков, установление льготных режимов труда и другие гарантии и льготы, установленные законами и иными нормативными правовыми актами.

Возникают вопросы в правоприменительной практике, касающиеся определения круга лиц с семейными обязанностями применительно к нормам права гл. 41 ТК РФ. В науке трудового права эти вопросы необходимо продолжать всесторонне исследовать. На сегодняшний день правильным было бы их решение с позиций межотраслевых связей. Подтверждением этому является разъяснение Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. [3, с. 16]. В его постановлении «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» в п. 25 содержится следующее: «При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами ЖК РФ и СК РФ».

Таким образом, в трудовом праве понятие лиц с семейными обязанностями носит собирательный характер. Для его формирования необходимо использовать межотраслевые связи, что означает невозможность его определения в отрыве от понятия членов семьи, определяемых прежде всего в семейном праве, а также в жилищном праве. Нами установлено, что при регулировании трудовых отношений с лицами с семейными обязанностями используется диалектическое взаимодействие частноправовых и публично-правовых начал.

1. Жилищное право : учебник / под ред. А. И. Еремичева, П. В. Алексия, Р. А. Курбанова. — 10-е изд., перераб., доп. — М. : Юнити-Дана, 2015. — 527 с.

2. Муратова С. А. Семейное право : учебник / С. А. Муратова. — М. : Юнити-Дана, 2015. — 375 с.

3. О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. // КонсультантПлюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

https://cyberleninka.ru/article/n/problema-opredeleniya-ponyatiya-litsa-s-semeynymi-obyazannostyami

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *